year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Родник - «Местный спрос»

Родник

Родник

На рыбалку

Мы с мужем — заядлые рыболовы, любители заночевать на природе, поэтому часто ездили на рыбалку в ночное. Останавливались в деревне Горки Лухского района и там оставляли свою лодку. Мне особенно запомнилась одна из таких рыбалок.

Мы ключом отпираем свою лодку и на вёслах едем к противоположному берегу реки, где растёт густая осока. Володя берёт куст осоки и садится на него, чтобы лодка не двигалась, и начинается ловля. У меня рыба клюёт чаще, на что муж сердито говорит, что моё место более удобное. Но вот рыбы наловлено достаточно, пристаём к пологому берегу и разводим костёр. Над костром укрепляем шест и на него вешаем котелок на длинной проволоке. Наливаем в котелок воду, кидаем туда лавровый лист, картошку, лук, морковь и почищенную рыбу. И вот, наконец, уха готова. Собираем на импровизированный стол. Но я не очень ловкий человек: задеваю за проволоку, прикреплённую к котелку. Он заваливается на бок, и часть ухи вместе с рыбой проливается на землю. Я со страхом жду реакции мужа, но у него благодушное настроение. Он успокаивает меня и говорит, что, так как рыбы наловить мы уже не сможем, мы её вымоем и уху прокипятим ещё раз.

Мне кажется, что такой вкусной ухи я не ела никогда!

Ну, а теперь приготовления ко сну. Времени на строительство шалаша мало, поэтому мы решили заночевать в стогу сена. Делаем в сене отверстие, застилаем его одеялом и ложимся спать. Но сено всё время шуршит, и мне кажется, что около нас кто-то скребётся.

Промаявшись до четырёх часов утра, едем домой. Бабушка и мать уже на ногах, ведь у них много дел: кормить поросят, козу и куриц, топить печь, готовить еду. Мы тихонько пробираемся в комнату, где нам уже приготовлена постель, быстро забираемся под одеяло и делаем вид, что спим.

Мать входит в комнату, всплёскивает руками и ехидным голосом говорит:

– Ба! Ночлежники явились! Что же вы так рано? Погуляли бы ещё!

Времени с тех пор прошло немало, но этот эпизод я вспоминаю часто.

За раками

Ещё одно наше любимое занятие — это ловля раков. Прежде всего, мы готовим приманку из рыбы, предварительно держим её на солнышке, чтобы она была «с запашком». Затем готовим рашни, они похожи на теннисные ракетки, обтягиваем их сеточкой и в середине прикрепляем тухлую рыбу. Мы готовы, можно отправляться в путь.

Из посёлка Лух мы едем к селу Благовещенье, выходим около моста, спускаемся к реке. Перед рекой — болотистая местность, идём по болотной жиже. Муж постоянно напоминает мне: «Пальцы на ногах сжимай плотнее, чтобы жижа не брызгала тебе в лицо!» Наконец, твёрдый берег, можно передохнуть. Вынимаем рашни и расставляем по берегу реки. Через некоторое время их проверяем. Раки любят запах тухлой рыбы и с удовольствием заползают на рашни. Теперь можно спокойно их собирать. Разжигаем костёр, кипятим в ведре воду. В кипящую воду бросаем раков. Раки варятся и из чёрных становятся красными. Дома с радостью угощаем всех своих родных и друзей. Приятного аппетита!

Людмила ШУЛЯЕВА

Вот так да!

Наступила ясная, солнечная осень. Под ногами шуршит опадающая листва. Так и тянет в сад.

Брожу, задрав голову, любуюсь последними яблоками, достать которые могут только птицы. А вот и моя любимая «Уэлси». Прямо надо мной висит плод-красавец — яблоко, ярко-красное, будто лаком покрытое. Я замерла в восторге. Нечаянно задела какую-то веточку. Яблоко сорвалось и «приземлилось» прямо мне на нос!

Хороша же я буду на свой день рождения! А он тоже «на носу»!

Инна МИЛЕЕВА

Рабыня высокой пижмы

Мы только недавно переехали жить в новый район на окраине города. К дому от автомобильной дороги вела узенькая тропинка, а вокруг было царство высокой травы. Щедро опоённая летними дождями, она была невероятно высокой. Особенно в тот год уродилась пижма. Это был её год, год пижмы, и дети с радостью играли в травянистых зарослях.

Однажды моя пятилетняя Даша загулялась во дворе, и я уже хотела идти за ней, как раздался стук в дверь. Я открыла дверь, набрала воздуха, чтобы сделать ей замечание, но не смогла проронить ни слова. Передо мной стояло нечто чумазое до неузнаваемости. Лицо чумазика с косичками было красным, потным, с прилипшей к нему пылью и пыльцой, а в волосах, как бабочки, застряли зелёные листочки пижмы. Руки, по своей загрязнённости, превосходили лицо и коленки, а футболка и шортики были испачканы так, как никогда в жизни не были испачканы.

– Мама, я не могу идти. Донеси меня до туалета. Скорей. А то будет лужа.

И только тут я обратила внимание, что Даша стоит, скрестив ноги, и боится пошевелиться.

Я отнесла её в туалет.

Когда Даша вышла из туалета, она виновато произнесла:

– Всё равно не успела. Всё мокрое…

И заплакала.

Я отвела её в ванную комнату. Ворча и возмущаясь: «Как так можно? На кого ты похожа? Во что ты превратила свою одежду? Ты девочка или поросёнок?», сняла с переставшей плакать девочки одежду, и собственноручно вымыла дочку. Даша не проронила ни одного оправдательного слова.

Когда я надевала ей чистое бельё, она покачивалась, словно у неё не было сил стоять на ногах.

– А теперь за стол. Обедать, — повелела я.

– Нет, мама. Я не могу. Дай мне пить. Пить… пить, пожалуйста. А то умру.

Я тут же подала ей большую кружку с кипячёной водой. Даша пила и пила воду, не останавливаясь, пока я встревоженно не прервала этот процесс:

– Достаточно. Лопнешь.

– Пусть. У меня всё равно уже нет никаких сил.

– Ты где гуляла и куда делись твои силы?

– Я не гуляла. Я работала.

– Работала? Где? — удивилась я.

– На тростниковой плантации. Это было так трудно. Я там так измучилась…Хочу спать.

– А обедать?

– Нет… Спать… У меня болит спина. И руки…

Даша уснула, а я занялась её одеждой.

Спала она довольно долго, но когда проснулась, я спросила:

– Доченька, так что же всё-таки с тобой случилось?

– Ничего страшного. Просто мы играли в Изауру. Я была Изаура, и Катя, и Лиля, и все другие девочки тоже, и мы рубили тростник.

– Дочь, у нас здесь нигде не растёт тростник, — заметила я.

– Мам, ну это же понарошку! Там растёт такая трава… с жёлтыми зонтиками…

– Пижма?

– Да! Она была нашим тростником. Вот я, как настоящая Изаура, работала, работала… А тростник такой толстый и никак не хотел ломаться. Солнце сегодня горячее-прегорячее. Я от этой рабской работы страшно устала. Я даже думала, что умру на этой плантации. Знаешь, сколько мы наломали этого тростника? О-го-го! Много вот таких куч! — пояснила Даша, разведя во всю ширь руки. — Представляешь?

– Представляю. Только зачем было так себя изводить? Поиграли б немножко и перестали бы.

– А мальчишки?

– А они здесь причём?

– Мам, так они же наши надсмотрщики. Они нас никуда не отпускали. У них даже палки были. Они сказали, что тех, кто перестанет работать, будут этими палками бить. Страшно же. А потом, мы же договорились, что та девочка, которая не выдержит и бросит работу, больше никогда не будет Изаурой.

Я представила, как маленькие нежные ручки девочек, под страхом наказания палками, с упорством, достойным лучшего применения, ломали пижму и складывали в кучи. Вот ведь глупышки!

– Даша, а почему же мальчики вас отпустили?

– А они и не хотели отпускать. Сказали, что будем работать до самой ночи. Пока всю работу не сделаем. Но тут пришла Лилина мама и спросила: «Что здесь происходит?». Мы ей рассказали. Тогда она сказала: «Какой кошмар!» — и добавила: «Всё, бедные рабыни, я вас вызволяю из рабства. Все быстренько расходятся по своим квартирам».

И тут вспомнилось, что, когда шёл по телевизору многосерийный фильм «Изаура», оторвать Дашу от экрана было невозможно.

Да и родители других детей говорили о том же. Похоже, что наши детки слишком увлеклись событиями, происходящими на экране, и слишком близко к сердцу приняли судьбу экранной героини.

Вот и позволяй детям смотреть вроде бы безобидные сериалы.

Людмила ЛАД

От 17 Сентября Местный Спрос

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий