year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: (49351) 33-100, 3-04-94.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. © Издательство «Местный спрос», год.
Хо-ро-шо-о-о! - «Местный спрос»

Хо-ро-шо-о-о!

Максим проснулся рано. Так было всегда: если на работу, хочется поспать, а если выходной – всё наоборот.

Хо-ро-шо-о-о!

Но сегодня он решил сходить на охоту, и потому-то было не до сна. Он резко вскинул крепкое тело с кровати, одел на босые ноги валенки, взял полотенце и в одних трусах вышел на улицу. Первым делом глянул на термометр. Ого! Минус тридцать! Неплохо. Снег был сухой и колючий, но Максим с размаху окунулся в сугроб, разгоняя остатки сна, охнул и начал с наслаждением растирать себя вафельным полотенцем. От него начал подниматься пар, а тело стало красным, как будто он сильно обгорел на черноморском пляже.

Максим прислушался. Мягко гудела буровая, слышно было лязганье металла и редкие голоса помбуров. Похоже, меняют долото, решил он и пошёл назад в вагончик. Одевался не спеша, основательно, с таким расчётом, чтобы в тайге и не вспотеть, и не замёрзнуть. Охоту он полюбил ещё на Становом, где после армии работал в экспедиции. Ну, точнее, не саму стрельбу, а эти «прогулки» по таёжным распадкам с разбором следов, выслеживанием дичи. Ему нравилось незаметно подобраться к зверю или птице, выстрелить мимо, чтобы напугать её (пусть будет осторожнее) и снова скрадывать уже другую, ничего не подозревающую живность. Иногда, как бы оправдываясь, говорил сам себе осуждающим тоном:

– Ну и пусть летит. Ты что, с голоду умираешь?

Конечно, бывало, что не выдерживал, и тогда Максим сам варил в большой кастрюле или в эмалированном ведре добытого глухаря и угощал друзей вкуснейшей шолёмкой. Вот и сейчас он решил прогуляться по окрестностям, подышать чистейшим, напоённым хвойным ароматом, морозным воздухом, послушать тишину.

На востоке показалось огромное красное солнце, и в его лучах ожили заснеженные ели и кедры, засверкали мириадами алмазных искринок, переливаясь и вспыхивая всеми цветами радуги. Он замер, любуясь этой красотой. День обещал быть чудесным. Яркое солнце, на небе ни единого облачка, белый пушистый снег и тишина. Чуть слышно шуршали широкие охотничьи лыжи. Максим шёл осторожно, не спеша, внимательно оглядывая округу и приглядываясь к следам. Вот мелкую строчку оставила мышка, а здесь совсем недавно пробежала белка, она где-то совсем рядом, и он медленно пошёл по её следам. Вот здесь белка забралась на ель, а упавший в стороне комочек снега подсказал, что отсюда она перепрыгнула на кедр. Максим внимательно начал всматриваться в крону дерева, но неожиданно для себя увидел белку на самой нижней ветке, метрах в шести от себя. Лесная красавица сидела, спокойно укрывшись пушистым хвостом, и чёрными бусинками своих очаровательных глаз внимательно смотрела на него.

Он вспомнил, что повариха просила принести ей белку, говорила, что муж хочет сделать из неё чучело.

— Ага! Сейчас! Вас бы самих на чучело, — тихо сказал он. — Такую красоту… На чучело… Совести у вас нет, — и тихонечко пошёл дальше.

С правой стороны сквозь деревья показалось огромное озеро, и Максим направился к нему. Не выходя на берег, остановился в кустах и присел на поваленное бревно. Отсюда просматривалась довольно большая территория, укрытая ослепительно белым, не тронутым лесными обитателями снегом. Тишина была обманчивая. Тайга жила своей, не заметной постороннему человеку жизнью. Вот вдалеке раздалась короткая пулемётная дробь, это красавец дятел приступил к поиску насекомых. А совсем маленькая пичужка, почти рядом, перепрыгивает с ветки на ветку и тихонечко попискивает, будто спрашивает: «Ты кто такой?» Где-то треснула под тяжестью снега ветка. Может, это красавец лось поднялся с ночной лёжки и начал завтракать молодыми ветками осины.

Максим сидел тихо, не шевелясь, прислонившись к тёплому стволу огромной берёзы. Чутьё настоящего охотника не подвело его и на этот раз. Где-то минут через двадцать появилась лисица. Из-за веток ещё плохо было её видно, но шла она вдоль берега прямо к нему спокойно, не подозревая об опасности.

Он знал, что у лисы плохое зрение, но писк мыши она слышит за 300-350 метров. Зверь вдруг остановился, прислушался и, не меняя основного направления, стал потихонечку отходить от леса. Когда же он вышел из-под тени деревьев, Максим ахнул. Это был лис в самом расцвете сил. В солнечных лучах его шикарная с белым галстуком шуба переливалась золотисто-красным цветом, а на фоне снежной белизны всё это напоминало какую-то картинку из не прочитанной в детстве сказки.

Он не стал стрелять в такого красавца, да и зачем? Разве на шее у какой-то модницы он будет выглядеть лучше, чем здесь? Немного погодя, Максим снова пошёл вдоль озера, внимательно поглядывая по сторонам. Вскоре он вышел на большую поляну, заросшую мелкой берёзой да ельником, и сразу обнаружил свежие следы куропаток. Они петляли от кустика к кустику, переплетались, исчезали и снова появлялись, а уже метров через сто он увидел их впереди себя. Зимой северная куропатка становится абсолютно белой, и если бы она не двигалась, то любой охотник наверняка прошёл бы мимо. Максим всё ближе и ближе подходил к желаемой добыче, но вдруг, откуда ни возьмись, прилетела сойка. И стоило ей только заверещать, как куропатки тут же исчезли.

Немного расстроившись, Максим повернул назад, на буровую. Можно считать, что охота закончена, да и день, хотя и начал прибавлять минутку, всё же был ещё очень коротким. Вредная птица не отставала и, перелетая от дерева к дереву, верещала своим противным голосом, сообщая лесным жителям об опасности.

— Будешь орать, пристрелю. — Максим погрозил сойке пальцем. Но птице, по-видимому, было наплевать на его угрозы, и она продолжала оглашать окрестности своим противным криком.

— Ну, и чего раскудахталась, видишь, иду домой, никого не трогаю, — добродушно совестил он её, и та, наконец, отстала, исчезнув так же незаметно, как и появилась.

Максим был очень доволен выходом на природу. Да и когда ещё, а главное, — где увидишь такую красоту. Словно в каком-то сказочном мире, стоят заколдованные, укрытые пушистым снегом красавицы пихты, сибирские великаны, с нижних веток которых длинными шелковистыми нитями свисает мох. И, кажется, что вот сейчас пронесётся на сером волке сказочный герой в поисках своего счастья. Максим остановился, сделал глубокий вдох и, широко раскинув руки, закричал что было силы:

— Хо-ро-шо-о-о!

Пётр КАРАУШ


Сироти-нушка

Жила-была девочка. И не было у неё родных, кроме старенького дедушки, который называл её Сиротинушкой. Девочка была уверена, что это её имя, и охотно на него откликалась.

Однажды дедушка позвал её и сказал:

— Сиротинушка, пришло моё время уходить в мир иной. Я больше не могу заботиться о тебе. Прости старика. Но у меня есть для тебя один особый подарок. Он лежит вот в этом мешочке. Это белое платье. Без надобности его не надевай. Но если попадёшь в беду и поймёшь, что другого пути к спасению нет, то непременно надень. Оно тебе поможет.

Одной тебе здесь оставаться нельзя. Забирай мой подарок и иди вот по этой тропке, никуда не сворачивая. Она приведёт тебя к добрым людям. С ними ты не пропадёшь. Всё запомнила? Иди.

Делать нечего — пошла Сиротинушка сначала по тропке полевой, потом вдоль речки, а там тропка свернула в лес. И тут Сиротинушка увидела необычного ужа. На его спинке были рассыпаны красивые цветные камушки. Девочке так понравился этот уж, что она, забыв о наказе дедушки, побежала за ужом. Тот уползал всё дальше в глубину леса, а девочка бежала следом. И так оказались они у высоких-превысоких ворот. Уж коснулся хвостом ворот, и они распахнулись. Уж — во двор, Сиротинушка — за ним.

Ворота захлопнулись…

— Что, Сиротинушка, попалась? — смеясь, сказал уж. — Я давно хотел иметь такую работницу. Ты ведь большая рукодельница. А убежать отсюда даже не помышляй, не получится. Будешь служить-прислуживать мне: убирать дом, кормить кур и готовить из куриных яиц моё любимое лакомство. Будешь следить за тем, чтобы в дом не попадало солнце.

Так и стала Сиротинушка жить в доме ужа, ужасно сыром и холодном. Ужу это в радость, а Сиротинушке — горе. Да и еда, которую любил уж, пришлась ей не по вкусу. А уж работы было столько, что и дня не хватало всё переделать.

Уж часто уползал куда-то. И в эти минуты Сиротинушка любила мечтать о побеге из плена. Но забор и ворота были такими высокими, что одолеть их могла разве что птица.

Вот и появилась у Сиротинушки мечта стать птицей, перелететь через забор и убежать от ужа.

Немного подумав, побежала она в курятник, набрала перьев и стала тайком плести крылья, скрепляя перья белыми нитками. И так день за днём. Вскоре крылья были готовы. Осталось только дождаться, когда уж вновь уйдёт в лес. И такой день настал.

Сиротинушка вышла на крыльцо, чтобы убедиться, что уж ушёл, и увидела пролетавшую в небе лебединую стаю. И так ей захотелось не только перелететь через забор ужиного замка, но и улететь вместе с этими красивыми птицами куда-нибудь далеко-далеко, где никакой уж её не найдёт.

И тут она вспомнила про дедушкин подарок — белое платье. А что если примерить? Какая радость! Белое платье оказалось ей в самую пору. Потом она достала спрятанные крылья. Вышла на крыльцо, надела крылышки и прошептала:

— Прости, дедушка, ослушалась я тебя, вот и попала в беду. Сегодня я надела подаренное тобой платье, чтобы оно помогло мне. Я хочу стать такой же, как белые птицы — лебеди. Я хочу улететь с ними в тёплые и счастливые края. Помоги мне, дедушка!

Сиротинушка взмахнула крыльями, стала похожа на лебёдушку и… вдруг взлетела высоко-высоко. Взмахнула ещё раз — и оказалась в лебединой стае.

И так ей стало легко и радостно, как не было никогда!

Вместе с лебединой стаей она прилетела в тёплые края, где осталась навсегда и где ждала её счастливая жизнь.

Людмила ЛАД

От 9 Января Местный Спрос

:e1 :e2 :e3 :e4 :e5 :e6 :e7 :e8 :e9 :e10 :e11 :e12 :e13 :e14 :e15 :e16 :e17 :e18 :e19 :e20 :e21 :e22
Оставьте свой комментарий